пʼятниця, 1 грудня 2006 р.

Птица высокого полета (Я и ЗОЗ)

Птица так стремилась достигнуть чего-то особенного, что подымалась все выше и выше в небо. Это желание затмило ей разум (предположим, что он у нее был). Она давно уже не знает куда лететь. В какой стороне теплые края, а в какой родная земля. Она растеряла всех своих птенцов, ради иллюзии высокого полета. Птица забыла, как вить гнездо, и где искать корм. Она уже не помнила лиц сородичей и врагов. Она забыла, зачем ей крылья. Воздух с глубин небес вскружил ей голову и опьянил разум (всё еще предполагаем его наличие). Она сошла сума в полете и думала, что летает выше всех. И до сих пор она думает, что она думает. Глупая птица задрала нос так высоко, что перепутала землю и небо местами. Она не прекратила свои попытки подняться как можно выше, но уперлась в землю. Земля не стала для нее преградой. Птица начала ее рыть, ведь она стремилась все выше и выше. Стало темно, но это не пугало птицу. Когда она зарылась глубоко и ей начало не хватать воздуха, она вернулась немного назад. Птице подумалось, что она достигла предела своих физических возможностей и для того чтоб ей лететь еще выше нужно совершенствоваться. Со временем у птицы немного изменилась система дыхания, она могла больше проводить времени в земле. Изменилось и оперение, вернее оно совсем исчезло, и выросла гладкая шерсть. На кончиках крыльев выросли когти, что б птица могла лучше пробираться сквозь землю. Вот так и появились кроты.

понеділок, 13 листопада 2006 р.

Без памяти влюбиться в осень

Суета в умах прохожих, а в глазах глубокий мрак, в сердцах черные камни. Серое небо стало ниже, оно почти касается верхушек небоскребов. Птицам тяжело протискиваться в щель между крышами и небом. Птицы устали держать серое небо и оно упало на их голову. Теперь птицы просто сидят на крышах и смотрят на прохожих вместе со мной. Мы, я и птицы сидим, свесив ноги на двадцатиэтажной любовной шизофрении, которую построили полувлюбленные люди. Им было страшно скучно жить одной любовью. Они хотели ещё и ещё любви, больше и больше. Глупцам невдомек, что любовь одна. И если делить её на части она теряет свою силу. Она не растет, она гибнет. Гибнет по кусочкам, порезанная ножом человеческой жадности. Или наоборот щедрости? Это не важно. Важно то что мы уже дарим половинки любви а не её целиком. Люди даже осень заставили разделить всю свою любовь между тремя ее мужьями. Сентябрь, Октябрь, Ноябрь. Осень была на много красивее когда была одна. Она дарила птицам силу держать серое небо. Она знала, как беречь любовь. Люди поставили все на свои места, определили правила и нормы. Загнали осень в клетку. Заперли на ключи и отдали их ее мужьям. Потеха, да и только. Мужья же верно служат людям и их прихотям.
Птицы рассказали мне, что у осени в тайне рождаются дети. Она отправляет их подальше, что бы люди, не увидели их и не погубили. Птицы сказали, что ни один человек не сможет их увидеть. Осень надежно прячет их от человеческих глаз. Птицы знают, но некому их спросить. Люди забыли язык птиц. Люди забыли язык осени. Лишь немногие кто его помнят, любят ее. И я. Я люблю ее. Птицы научили меня. Совсем чуть-чуть. Но и этого хватит, что бы понять мою возлюбленную. Мне пришлось лишиться всей свой памяти, всех воспоминаний, что бы выучить этот язык. Но я рад, что даже без памяти, так сильно люблю её. Люблю той единственной, неразделенной любовью. Я хочу стать её любовником, хочу постичь её былую красоту и силу, ее мудрость.

субота, 21 жовтня 2006 р.

Никогда не говори я никогда не плачу

Мимо нас проносятся поезда. Ты стоишь на пироне, ожидая свой поезд. Я стою сзади и обнимаю твои плечи. Этих касаний ты не можешь чувствовать. Не можешь, потому что я стою за сотни километров от тебя в пустой квартире. В нашем маленьком недостроенном шалаше, где давно облезли обои и выбито окно. Ты ушла от сюда много-много лет назад. Я выбил дверь, что бы ты могла в любой момент войти. Но приходят только ветер и тоска. На столе лежат старые газеты. У всех стульев отломана ножка. Этими стульями ты била меня, до тех пор, пока не отламывалась одна из ног. На стенах порванные картины. На полу желтые клиновые листья. Ты обожала кленовые листья. Каждую осень, прожитую вместе, ты приносила в дом большую охапку и разбрасывала по полу. Я сохранил все, я помню каждый листик в лицо. За те годы, что тебя здесь нет, я дал им всем имена. Я дал имена всем отпечаткам твоих пальцев на стекле. Я дал имена каждому волоску, что остался на твоей расческе. Я держу в бутылках твоё дыхание. Ночами я тихонько воровал его у тебя и прятал в разноцветные бутылочки. «Храп», «Вздох», «Сладость», «Мир» и много других наклеек на бутылочках. Единственная книга в доме, которую я оставил, книга с твоими желаниями. Я записывал их все. Метил крестиком те, которые не осуществились. Я исполняю их и сейчас.
Сегодня я стою посреди пустой комнаты и обнимаю сзади твои плечи, лишь только ты закрываешь глаза. Много лет по пятам, словно преданный пес за тобой. Я ветерок за твоей спиной. Скрип двери телефонной будки. Взгляд прохожего паренька. Красный сигнал поворота, проносящегося мимо автомобиля. Я не отпускаю тебя ни на секунду. Я показываю тебе дорогу назад. Пусть ты не помнишь путь, но ты знаешь, что должна идти. Ты даже не помнишь меня. Твою память съела амнезия, растоптал склероз. И теперь ты в поисках того что вернет её. Того кто вернет её. У тебя нет его лица и адреса, имени и описания. Ноги несут тебя на край света. Несут обратно. Но сейчас ты стоишь на пироне, ожидая свой поезд. А я …

вівторок, 19 вересня 2006 р.

Очень медленность

Ты говоришь это опасно, я говорю, что это прекрасно. Но нас разделяют вселенные и галактики набитые пустыми тупиками. Однажды увидев друг друга, ты и я начали движение на встречу. Мгновенно и синхронно наши тела повернулись в направлении сближения. Но путь предстоящий нам пройти очень не близок. Эти десять шагов придется идти очень долго, отдавая много сил. Растягивать резиновые временные отрезки, приближающие мгновение соединения. Мы так медленно движемся, что даже молекулы воздуха останавливаются посмотреть на нас. Мы смешны в стремлении набрать скорость света себе в карманы. Как мы можем так медленно проживать целые столетия за считанные минуты. Благодаря нашему умению не вовремя посмотреть назад, на уже прошлые лица памяти. Коллективное стремление останавливает само себя в попытке вырваться из замкнутого круга жизни. О да, очень просто стоять на месте, но сложнее двигаться с бесконечно малой скоростью.
Невозможно остановиться, зная, что стоять, пройдется почти вечность. Это движение никому кроме нас самих не заметно. Только мы предаем ему значение. Мы статуи в этом мире. И все же в этом движении есть свой, пускай и непонятный для многих смысл. И для многих усталые наши движения, словно движения тяжелобольных. Судорожно болтающиеся конечности немых статуй в полумрачном свете отраженных лиц, тянутся, в противоположном друг другу направлении создавая встречно параленьную плоскость перспективного касания. Медленно закрывающиеся глаза сохраняют отпечатки световых рисунков проносящихся мимо событий. Все так быстро пролетает мимо. И уже сложно понять мы прошлое или мы будущее. Где мы? Даже этот вопрос требует колоссальных потерь собственной воли его воспроизведения. Я забыла, когда первый раз поняла что ты другой. Я забыла, когда впервые почувствовала себя одинокой. Но я помню, что тебя вижу впервые в своей растекшейся по всему моему телу жизни. Я необычайно легко медленно в тебя влюбляюсь. А ты глупый мальчик, уже постарел. Постарел, не успев родиться. Ты оставил меня одну. Неужели так сложно родиться, вырасти, созреть и найти меня? Но ты даже не родился, что бы медленно идти ко мне.

пʼятниця, 15 вересня 2006 р.

Сайт начал жить

В сети появилась первая версия моего присудствия :) Довольно памятная дата, поскольку с этого момента можно считать и начался мой трудовой путь к светлому будущему :)

середа, 26 липня 2006 р.

Искра

С неба на руки искра упала
Долго светилась, глазами моргала
В ладонях моих тепло отыскала
И тайну всей жизни своей рассказала

Как во вселенной пустой и безбрежной
Лететь невозможно, без капли надежды
Как силу воруют черные дыры
В себе хороня все надежды о мире

Как на планетах из льда и бетона
Глупые люди от жадности тонут
Как звезды сжигают своих матерей
Спасая от жизни убитых детей

Заплакала искра и к пальцу прижалась
В живых она чудом каким то осталась
Ко мне прилетела счастья искать
Моею подружкой верною стать

Губами я к искре тихонько прильнул
И новый огонь в её тело вдохнул
Как тысячи звезд она замерцала
И танец вселенной мне станцевала

Огонь этот танец вокруг порождал
в огне потихоньку мир исчезал
Мы с искрой остались только вдвоем
Спасаясь от холода вечным огнем

вівторок, 27 червня 2006 р.

Cказка о самом длинном дне в году

Случайно все происходит. Случайно встречаеш людей в жизни. Случайно умираеш под колесами автобуса. Случайно болееш неизлечимой болезнью почек. Случайно превращаешся в легенду. Неслучайно становишся собой, после своей же смерти. Для нормальных людей прошло уже больше месяца. У меня прошел всего один день. Вы не подумайте что я какой то тормоз, я вижу смену дня и ночи. Но я больше месяца не сплю. Немогу уснуть. Я словно призрак блуждаю ночью по пустому городу, а днем как и все нормальные горожане сижу на работе или в парке. Курю сигаретку читая газетку. Мой день продолжается. Вы наверное думаете что после стольких безсонных ночей я выгляжу ужасно. Вы ошибаетесь, я с каждой минутой выгляжу все лучше и лучше, во мне все больше сил что бы жить этот день. Иногда смотря в окно я вижу как замедляется время на несколько мгновений. Это значит что во мне прошло очередное необратимое изменение в лучшую сторону. Когда я был маленький, гадалка нагадала мне жить 80 лет. Я не знаю что она имела ввиду. Обычных лет или моих лет где каждый день тянется так долго. Сколько человек может без сна, уже установлено. Но не установлено почему я не сплю. Несколько докторов пытались меня забрать в больницу и лечить, после этого их самих пришлось долго лечить.

Я точно не помню с чего все началось. Но это был конец весны. Я проснулся как обычно, провел день как обычно, а вечером намечалась небольшая пьянка у друга на квартире. Я не опоздал. Опоздали все остальные. После этого я начал замечать что опаздывать стали не только люди но и животные, деревья. Опаздывали часы. Опаздывали звезды. Весь мир начал опаздывать. Это было страшно. Очень страшно и я изовсех сил начал тормозить себя что бы мир пришел в равновесие. И у меня получилось, частично получилось. Теперь я не сплю и мой день продолжается.

Странное ощущение возникает когда помниш весь день до мелочей, люди так сильно меняются в течение дня что начинаеш просто читать их мысли. Тебе даже не нужно с ними разговаривать, весь разговор пройдет у тебя в голове сам собой. Ты знаеш когда брать зонт, когда одевать курточку. Знаеш какого цвета будет галстук твоего начальника. К этому быстро привыкаеш и тебе уже не интересно быть пророком.
Больше всего угнедает то что ты не знаеш когда наступит полдень твоего дня. Ты не знаеш когда наступит ночь твоего дня.

Могу поспорить что вам часто не хватат дня что бы решить большинство своих проблем.
Суета изо дня в день разлагает вас, вам надо каждый раз переключаться настраиваться по новой, тратить уйму времени на то что бы вернуться в стабильное состояние. Ваша маленькая смерть преследует вас каждую ночь, она грызет вас покусочку. Я видел и это. Люди которые спят не замечают таких мелочей, они пропускают мимо сознания то что моглобы спасать их. Они не умеют наблюдать. Жизнь от подушки к подушке делает их мягкими, уязвимыми.

Я чувствую что на закате дня буду легкой добычей, для ночи. Возможно ночь убьет меня. Но я готовлюсь, я готовлюсь к самой длинной ночи в году, каждую секунду, каждое мгновенье улетающее в вечность. Я запасаюсь батарейками и фонарями. Неудивляйтесь если увидете человека средь белого дня бродящего по улицам с рюкзаком набитым фонарями, он спасает свою жизнь.

вівторок, 4 квітня 2006 р.

Случайности

И не раз…
Случайные люди из случайной страны, со случайными мыслями и случайными телами, в случайной одежде, случайного цвета, приходят случайными дорогами, совершенно случайно к кому то. Случайно собирают случайные буквы в случайные слова, произнося случайные звуки, случайно наталкивая на случайные мысли. Случайными движениями пробираются в вашу жизнь. Случайно остаются там. Вы абсолютно случайно влюбляетесь в них, и живете случайно долго, случайно счастливо. Потом совершенно случайно у вас рождаются дети. У них случайные имена, случайный пол. Вы живете в случайно выбранном доме и ездите на случайно подвернувшуюся работу в случайной машине со случайными попутчиками, заливая в бак случайное топливо. Номер машины тоже случаен. У вас случайные сослуживцы и случайная зарплата. Ваш случайный начальник, случайно дает вам много случайных заданий. И случайные дни, случайно собираются в случайные года. И в один случайный день вы случайно покинете этот мир случайностей, и вас случайно похоронят на случайном кладбище в месте выбранном случайно, и памятник вам поставят тоже случайный. Слова и надписи на прощальных венках и прощальных речах — случайны. На плите остались две случайные даты.
Но это все не случайно.