пʼятниця, 9 травня 2014 р.

Мордовед



На зеленом заборе красовалось слово «Х-й». Люди проходили мимо, кто-то читал его, кто-то не замечал, кто-то дописывал свое слово перед этим словом. Заборное творчество для многих было чем-то родным. Были и такие, кому это творчество служило обязательной составляющей их бытия, держало в целостности их внутренний личный мир. К таким людям относился Аркадий Петрович Мордовед. Аркадий Петрович был интеллигентным пенсионером старшего пенсионного возраста. Дети выросли, жена ушла к более молодому, все друзья давно умерли, а подруги давно его забыли. У него уже не было будущего. Настоящее еще было, но оно представляло из себя - кисель. Кисель внутренних противоречий и разочарований. Этот кисель не имел ни цвета, ни запаха, ни вкуса. Многие люди, живут так всю жизнь, а вот Аркадию Петровичу пришлось впервые в нем плавать, пить его, есть и пускать себе по венам. Вот только в отличие от всех остальных, Аркадий Петрович был человеком не простого склада. Отведав немного киселечку, он принялся сам себя из него вытаскивать. И пусть бессмысленно, пусть годы уже не те, пусть проще в нем утонуть, чем пытаться плыть против течения киселя.

понеділок, 5 травня 2014 р.

Цветы войны



По непроверенной информации из недостоверного источника:

Старый император заболел. Лекари только руками разводили. Нет спасенья - говорили они и уходили. Каждый новый день император встречал новой болью. Император уже не думал о государстве. Он думал только о себе. Болела у императора душа в том месте, куда лекарю не заглянуть и не добраться. Нет имени у той части души, ибо существует она только в теле императора. А те кто не был императором не могут о ней знать.