пʼятниця, 9 травня 2014 р.

Мордовед



На зеленом заборе красовалось слово «Х-й». Люди проходили мимо, кто-то читал его, кто-то не замечал, кто-то дописывал свое слово перед этим словом. Заборное творчество для многих было чем-то родным. Были и такие, кому это творчество служило обязательной составляющей их бытия, держало в целостности их внутренний личный мир. К таким людям относился Аркадий Петрович Мордовед. Аркадий Петрович был интеллигентным пенсионером старшего пенсионного возраста. Дети выросли, жена ушла к более молодому, все друзья давно умерли, а подруги давно его забыли. У него уже не было будущего. Настоящее еще было, но оно представляло из себя - кисель. Кисель внутренних противоречий и разочарований. Этот кисель не имел ни цвета, ни запаха, ни вкуса. Многие люди, живут так всю жизнь, а вот Аркадию Петровичу пришлось впервые в нем плавать, пить его, есть и пускать себе по венам. Вот только в отличие от всех остальных, Аркадий Петрович был человеком не простого склада. Отведав немного киселечку, он принялся сам себя из него вытаскивать. И пусть бессмысленно, пусть годы уже не те, пусть проще в нем утонуть, чем пытаться плыть против течения киселя.



Аркадий Петрович обратился к голосу предков. Ведь не спроста у него была такая удивительная фамилия. Он стал вглядываться в лица людей. Долго и пристально смотрел, даже ночами не спал. Пил кофе, ел конфеты и смотрел, смотрел, смотрел. В итоге он пришел к выводу, что большинство людей имели точно такое же лицо как у него. Эту загадку Аркадий Петрович разгадал быстро. Он понял, что смотрит на мир сквозь призму личного восприятия и меряет его исключительно своей личной линейкой, точнее мордой. На следующий день, он увидел океан разных лиц. Даже в зеркала на него каждый раз смотрел какой-то другой человек. Окружающие его не узнавали. Аркадий Петрович чувствовал себя настоящим Фантомасом. Он мог менять лица как перчатки одним только желанием. Он стал единственным человеком понявшим, что такое лицо и как им управлять.

Мордовед не остановился на достигнутом. Следующая ступень была более сложной. Долго и упорно Аркадий сидел перед зеркалом и пытался сделать морду кирпичом. В зеркале поначалу появлялся то один урод то другой, то собака то кот, то страус то крышка от унитаза. Однажды даже был кактус. Долго ли коротко, но одним дождливым утром в зеркало заглянул кирпич. Это была победа. Сокрушительная победа над скучным миром обычных людей.

Теперь лицо Мордоведа могло по его желанию превращаться в небо, тучи, спящих жуков, летящих птиц, черные дыры, мечтающих о снеге пингвинов, или в куб семи измерений. Все это Аркадий Петрович перепробовал. А когда захотел вернуть свое старое лицо, оказалось, что он забыл как выглядел раньше. Не было даже фотографий. Аркадий Петрович Мордовед навсегда потерял свое лицо. Но это его уже не заботило, теперь он стал совсем другим.