пʼятниця, 28 листопада 2014 р.

Dolor. (10) Свой дед

В сложившейся ситуации я должен был спросить тьму почему я жив, если боль отправилась в прошлое и убила меня. Прекрасно понимая, что боль на самом деле не отправлялась в прошлое. Она там уже была, она была везде и всегда. Куда не ткнись - везде она сидит. Видимо я как-то умудрился спастись и вспомнил, что у меня было две матери.

Dolor. (9) Внешнее виденье

Спустя несколько лет, после того, как меня нашли в ванной, я воспринимал случившееся, как дурацкий сон. Ничего подобного больше не происходило. Девушку в соседнем окне я больше не видел. Попадаю в темноту я ждал голоса тьмы, но ничего не происходило. Дни шли друг за другом, словно длинная очередь в студенческую поликлинику на медосмотр в начале учебного года. Я нашел работу и исправно на нее ходил. Меня туда взяли сразу. Найти специалиста по отчаянью в городе найти было невозможно и меня приняли сразу даже без собеседования. Работа была простая, надо было безудержно отчаиваться сильнее всех на планете. Я это умел, после нескольких лет путешествия в одиночестве по трубе полной воды - я знал, что такое отчаянье лучше любого другого человека на земле.

четвер, 27 листопада 2014 р.

Dolor. (8) Мама Два

Я очнулся от небольшого толчка снизу. По-видимому труба закончилась. Я сидел в чем то похожем на ванную. После длительного путешествия по трубе, мне было сложно шевелиться. Руки и ноги не слушались, голова валилась набок, все тело было покрыто странной слизью. По всем признакам я был

середа, 26 листопада 2014 р.

Dolor. (7) Мама

Наталья Игоревна открыла входную дверь своей квартиры. Её встретила тишина. Наталья Игоревна давно привыкла к тишине, она с детства была глухая. Пылинки летали в лучах света, словно маленькие искорки они двигались синхронно словно стая рыбок. Несколько секунд Наталья Игоревна зачарованно смотрела на летающую пыль, а потом все таки решила войди в дом. Прошла по коридору, заглянула на кухню затем в одну комнату, в другую. Она искала Игоря - своего сына. Дома его не оказалось, а в его комнате творился полный бардак. Создавалось впечатление, что комната перевернулась вверх дном. Стены были измазаны, на полу куски земли, кровать перевернута, одежда раскидана.

вівторок, 25 листопада 2014 р.

Dolor. (6) Всем трубам труба

Руки упирались в дно, вода попадала в глаза, затекала в уши. Только сейчас я ощутил, что все это время был голый. Я плескался и плескался, кувыркался в этой луже. Последний раз я делал это очень давно, когда был совсем маленький и не задумывался о том, что это весьма глупо. Тогда, давно я ялозил пальчиками в мокрой грязи и представлял, что это некий супер цемент из которого построен весь мир, а вода из лужи связующее звено, между миром, мной и этом цементом. И вот я снова делаю нечто подобное, как некий ритуал. Луже - болотная рекурсия колеса времени, захватила меня снова в свой плен.

понеділок, 24 листопада 2014 р.

Dolor. (5) Ропнюжность

Я сидел на берегу лужи и бросал в неё ошметки инструкции. Что было в ней, не известно. В густом мраке ничего же не прочтешь. Мрак молчал и только волны бились о берег. Я был словно во сне все это время. Какая то сила не давала мне спросить себя, что происходит и зачем мне все это. И вот теперь сидя спокойно у воды, я смог ощутить всю глобальность. Какой-то миг здравого смысла появился и вырос. Пришли воспоминания о единственном человеке который меня не понимал. Вспомнилось её красивое, способное свести с ума любого мужчину, тело. Красивые, сладкие губы. Большие черные глаза. Нежный голос. Мягкий и добрый характер. Идеальная женщина. И почему её единственным изъяном было то, что она не понимала меня? Тот мир был жестоким. В нем никогда не было равновесия. Даже намека на равновесие.

неділя, 23 листопада 2014 р.

Dolor.(4) Инструкция

Вокруг летал дивный аромат. Он ощущался не только носом но и ушами. Под веками уже не было девицы, а все пространство занимал розовый лепесток её увеличившегося платья. При подъезде, меня начало трясти, видимо колеса начало подспускать.

субота, 22 листопада 2014 р.

Dolor. (3) На колесах Кумармона

Я открыл глаза, но все равно было темно. Я открыл их снова и снова. Было такое чувство, что у меня тысячи век, закрывавших мои глаза. Открывая их я начал замечать рисунки на внутренней стороне каждой веки. Я начал их открывать быстрее. Рисунки начали сливаться в подвижные картинки, а потом и вовсе превратились словно в киноленту.

пʼятниця, 21 листопада 2014 р.

Dolor. (2) Начало неизбежности

Мрак не проявлял ко мне никакой агрессии. Казалось, он жил своей жизнью, переливаясь сам в себя из самого себя. Хотелось кричать, но подсознание говорило, что кричать бесполезно, вообще что то делать тоже бесполезно. Состояние в котором я оказался, было очень похоже на смерть. От безысходности, я начал прыгать на одной ноге, потом на другой а потом вовсе решил прыгать без ног. Хоть и было ощущение смерти, оно было скорее смесью тоски и пустоты, нежели смесью обиды и отчаянья. Внутри смерти нет гравитации. Мое тело зависло, и мне казалось, что я могу лепить из тьмы все, что захочу.

четвер, 20 листопада 2014 р.

Dolor. (1) Цыгель наступает

Вчера был трудный день. Брат признался, что отныне, он - исследователь жизни. Это совсем не новость. Я и сам бы себе в этом признался, но не хватило запасов сгущёнки. Я - в кровати а с меня кусками отваливаются остатки сна. Сползает на пол и исчезает одеяло, оно движется как кисель. Под головой подушка как холодец. В этом холодце куски чего-то жирного. Голова лежит в нем и радуется тому обстоятельству, что эти кусочки в холодце - не она сама. А пока голова радовалась, на тело начала наползать полосатая футболка. Из шкафа, как две черные громадные пиявки, выползли носки, и начали неуклюжее движение в сторону моих ног. Если бы каждый делал то, что умеет, то этого не произошло бы. А носки уже добрались до цели, да и штаны наползли и обняли ноги. Из ванной по стене тянулась зубная щётка, а за ней тонкой струей - зубная паста. Обе они взяли на прицел мой рот. Если бы не это, я бы обязательно женился на Бьёрк. Она же красивая очень.