пʼятниця, 21 листопада 2014 р.

Dolor. (2) Начало неизбежности

Мрак не проявлял ко мне никакой агрессии. Казалось, он жил своей жизнью, переливаясь сам в себя из самого себя. Хотелось кричать, но подсознание говорило, что кричать бесполезно, вообще что то делать тоже бесполезно. Состояние в котором я оказался, было очень похоже на смерть. От безысходности, я начал прыгать на одной ноге, потом на другой а потом вовсе решил прыгать без ног. Хоть и было ощущение смерти, оно было скорее смесью тоски и пустоты, нежели смесью обиды и отчаянья. Внутри смерти нет гравитации. Мое тело зависло, и мне казалось, что я могу лепить из тьмы все, что захочу.



Первым делом, я вылепил себе длинные руки. Ими я смог лепить на много быстрее. Жаждая получить ответы мне пришла в голову идея вылепить рот тьме, что бы она могла со мной говорить. Я старательно слепил верхнюю губу, затем нижнюю, затем зубы, язык, горло. Но почему-то она продолжала молчать, только сопела и покашливала. Глухой мрак, видимо, получился после импровизированной процедуры пластической хирургии. Пришлось слепить мраку уши. Не успел я докручивать ушные раковины, как мрак начал что-то бэкать и мэкать. Пришлось слепить все буквы и научить мрак ими говорить.

И мрак заговорил. Говорил он вечность, потому что за вечность которую он молчал, он накопил в себе много слов. Он рассказал, как плачут паузы между словами. Как много пустоты вокруг. Как много обид у красных пауков сахары на императорских пингвинов. Сколько это ещё можно терпеть. Зачем корове седло. Кочему одна кукушка другой, накуковала 5 лет жизни.

Я устал от его вечной речи, а он говорил и говорил и говорил.
- Ад окончен - сказал мрак, выговорившись - Поехали!

Но прежде чем поехать, я понял что прослушал все рассказы, которые говорили и будут говорить люди друг другу.

- Теперь поехали - сказал я и открыл глаза.