пʼятниця, 28 листопада 2014 р.

Dolor. (9) Внешнее виденье

Спустя несколько лет, после того, как меня нашли в ванной, я воспринимал случившееся, как дурацкий сон. Ничего подобного больше не происходило. Девушку в соседнем окне я больше не видел. Попадаю в темноту я ждал голоса тьмы, но ничего не происходило. Дни шли друг за другом, словно длинная очередь в студенческую поликлинику на медосмотр в начале учебного года. Я нашел работу и исправно на нее ходил. Меня туда взяли сразу. Найти специалиста по отчаянью в городе найти было невозможно и меня приняли сразу даже без собеседования. Работа была простая, надо было безудержно отчаиваться сильнее всех на планете. Я это умел, после нескольких лет путешествия в одиночестве по трубе полной воды - я знал, что такое отчаянье лучше любого другого человека на земле.



В один из теплых апрельских дней, я ехал в метро. Внезапно в вагоне погас свет и вагон начал останавливаться. - Опять какая-то авария - подумал я. Но через несколько секунд понял, что произошло нечто другое. Я не слышал человеческих голосов, которые должны были начать ворчать и паниковать. Расставив руки я попытался кого-то нащупать. Никого не было. Я сделал шаг, другой - никого. На меня навалились воспоминания моего удивительного путешествия. Я снова был среди тьмы и пустоты.

- Мы долго наблюдали за тобой - раздался давно забытый голос.
- Что опять? - спросил я.
- Да, гыгыгыгы - ответил уже не столь сильно забытый голос, который пытался не смеяться - Мы не могли тебе ничего сказать, после того, как ты вернулся в свой мир. Мы могли только смотреть на тебя и надеяться, что ты найдешь способ как нам помочь. После того, как лужа затопила тьму, и тебя унесло обратно домой, мы не знали, что дальше делать. Но лужа мудрое божество. Она придумала способ как в тебя поселить отчаянье самой великой силы. Твое отчаянье создавало у нас все новые и новые проблемы. Наш мир начал оживать, пытаясь с ними справится. Мы снова обрели прежнюю силу  и уже могли вернуть тебя к нам и отблагодарить. Но случилось непредвиденное. Оживая наш мир оживил самую страшную боль. Когда-то давно ее убили братья Анаболики. Это была легенда, живых свидетелей не было, и мы о ней забыли. Оживляя наш мир своим отчаяньем, ты оживил боль. Вышел перелет. Мы не успели тебя вовремя остановить. Вырвавшаяся из мира смерти боль, начала уничтожать мир тьмы. Семь дней мы боролись с ней, братья Анаболики в этот раз были бессильны. Боль, после смерти и воскрешения стала сильнее. На восьмой день, когда уже было понятно, что боль вырвется из наших объятий и всех накроет, воскресла зеркальная тьма. Она тоже была легендой, еще более старой чем боль. Она усыпила боль, окружив ее со всех сторон. Когда кто-либо попадает в зеркальную тьму, он испытывает на себе всю свою силу. И чем больше сопротивляешься тем сильнее на тебя твоя же сила действует. Боль начала испытывать невероятную боль. Она проглотила братьев Анаболиков, в надежде, что их сила поможет справится с этой болью. А братья выпили молочка и завалились спать. Сила сна отразилась в зеркальной тьме и боль тоже вырубило.

- Капец, - выдавил из себя, пережив всю мощь сражения, которое описывала тьма.
- Но это еще не все. - продолжала тьма, - После того, как боль уснула, пришел Смотрящий-В-Зеркало и рассказал о коварстве боли, которую поведала зеркальная тьма.

Справка:
Смотрящий-В-Зеркало был переводчиком с древнего языка зеркальной тьмы в любой другой язык. Никто другой не знал языка зеркальной тьмы кроме него. Если говорить в человеческой терминологии, он был громадным слизьнем, тело которого покрыто ртами, а тело простиралось во все стороны, вблизи он был похож на бесконечную стену. И когда он говорил, говорили все рты одновременно, каждый на своем языке.

Коварный план заключался в том, что бы найти тебя до рождения и уничтожить. Боль понимала, что без тебя и твоего отчаянья, она снова сможет вырваться на свободу. Она отправилась к моменту твоего рождения, что бы убить тебя.

- Терминатор какой-то, - выдохнул я, испытав самое сильное отчаянье которое смог. - Я гребаный Джон Конор! - уже смеясь договорил я.