неділя, 5 липня 2015 р.

Из личного дневника: Напрастный день

Просыпаясь он еще себе подумал - может не стоит открывать глаза. Что нового он увидит? Потолок, стены? Свой старый диван? Все тот же подъезд. Тот же самый двор. Все привычное и обычное. Ему собственно и глаза не нужны были, на столько хорошо он все знал вокруг себя в своей жизни. Спокойно мог обходиться без глаз.
Но когда он попытался открыть глаза у него ничего не получилось. Веки не хотели подыматься. Видимо, когда он спал, он отлежал ту часть мозга, которая отвечает за поднятие век. Интересно это на всегда? - подумал он. А если мозг забыл как подымать веки? А может клаза открыты, а мозг просто обманывает меня показывая мне картинку закрытых век? А может весь мир превратился в одно закрытое веко и открывай теперь глаза не открывай, все теперь одно сплошное закрытое веко. И я - думал он - тоже теперь закрытое веко. Тогда становится понятно, что у закрытого века не может быть других век, а соответственно и открыться они не могут, просто потому, что их не существует.

Так он лежал несколько минут, размышляя о новом мире, который внезапно вокруг образовался. Поток его мыслей прервал будильник. Он мгновенно забыл о нераскрытых веках, новой трансформации мира, своих планах как в этом новом мире теперь выжить. Он просто открыл глаза. Глаза открылись легко, словно и не было никакой проблемы с закрытыми веками. Он взглянул на будильник и понял, что будильника нет. Вместо будильника пищал один большой красный глаз. Этот красный глаз пищал, лежа на другом большом глазу, который когда-то был столом. Он осмотрелся, вся его комната состояла из глаз. Больших и малых, разноцветных. Вместо стула глаз. Вместо стен глаза, вместо телевизора глаза. Он посмотрел на свои руки. Рук не было, вместо них были комки глаз разных размеров. Все его тело было большим комком глаз. И в этот самый момент, когда он осознал себя комком глаз, он начал видеть всеми этими глазами. Видеть одновременно все вокруг. Видеть со всех сторон. Он так давно об этом мечтал. Слезы радости хлынули из глаз. Из всех глаз. Даже тех, которые когда-то были его телевизором, кроватью, стульями. Слез было так много, что они затопили всю квартиру. Глаза плакали и плакали. А потом слез стало так много, что он начал в них тонуть. Соленые слезы начали выжигать глаза. Все его глазное тело горело и болело. Ему так хотелось закрыть глаза и больше не видеть этого. Зачем я вообще открыл глаза - думал он. Под веками же было так хорошо и уютно. А боль не утихала. Слез было все больше и больше. Они заполнили его глазную квартиру почти до потолка. Он какое-то время еще барахтался, а потом когда силы уже почти кончились, а боль стала уже почти невыносимой, одна из стен не выдержала и лопнула. И весь поток слез хлынул наружу вынося в потоке и его самого.

Едва не захлебнувшись от слез в собственной квартире на девятом этаже, он теперь летел к земле в потоке водопада слез. Вот только земли теперь не было. Земля превратилась в громадный глаз и этот глаз тоже плакал. На небе вместо солнца светил большой глаз а вместо облаков летали гроздья глаз.

Он плюхнулся в слезы, к моменту прислезения, весь город уже был затоплен по первый этаж. Он мог бы утонуть, будь глаза тяжелее слез, но нет. Он словно надувной матрас поплыл по городу, сам пока не понимая куда. Он еще не привык к тому, что все вокруг состояло исключительно из глаз. Это изумляло и пугало его одновременно.

Так он плыл, пока не выплыл из города. А за городом его ждал сюрприз. За городом его встретила громадная гора глаз. До самого неба. И поток слез нес его к этой горе. И не только его одного, как он успел заметить, наблюдая за происходяшим. Много комочков глаз, которые были людьми плыли к этой горе.

Когда он приплыл и уперся в нее, гора заговорила. Она сказала, что зовут ее Глазень. Сказала, что мир навсегда изменился и теперь всем надо всю свою оставшуюся жизнь смотреть на эту гору и на таких же несчастных как они сами.

Ему хотелось все это развидеть. Он понял, что попал в ад. Ведь душа без тела может видеть все вокруг себя, у нее нет глаз и воспринимает она все непосредственно собой.

И тогда он спросил Глазня:
- Мы в аду?
- Да - ответила куча глаз.
- И как мне отсюда выбраться?
- Просто закрой глаза - сказала куча и рассмеялась.