четвер, 8 листопада 2018 р.

Абсурдные сказки. Погружение

Однажды Рутгер Хауэр проснулся утром. И решил пойти купить молока. Он одел очки и кепку и еще что-то из одежды. Вышел на улицу а там на небе висит громадная цифра три - словно нарисованная шрифтом импакт.
Он такой подумал, что бы это значило. Но ничего так в голову и не пришло. Он опустил голову и пошел в магазин. Но молока он так и не купил. Не до молока ему было когда на небе большая цифра три висит.

***
Рутгер Хауэр сидел у окна и смотрел как на противоположной стороне улицы два человека били друг друга петухами. Во все стороны летели перья. Люди были неопределенного пола. 
Пол часа они били друг друга, а потом обнялись, отпустили петухов и каждый пошел к своей семье. Тяжело быть простым человеком, подумал Рутгер Хауэр.


Чарльтон Хестон

Чарльтон Хестон никогда не боялся плавать. Он садился на берегу и смотрел, как волны мерцают в вечереющем море. Наступала вечерняя заря. Он снял с себя одежду, зашел в воду и начал плыть неизведанным мирам. 
За спиной оставалось настоящее, прошлое и будущее. Он плыл вне времени и пространства, ориентируясь на вселенскую ось существования всего во всем. Спустя много миллионов жизней, он доплыл до конца бесконечности и там в ее конце, он увидел самого себя седящего на берегу.

Аристотель

Как-то Аристотель купил в Эпицентре дрель с большим сверлом. За это его прокляли не только соседи но и весь греческий пантеон богов. 
Он додумался каждое утро сверлить небо, что бы через просверленные дырочки подглядывать за космосом днем. Сократ потом ходил и небо за ним шпаклевал. Сократ был умнее.


Актриса

Сквозь большие очки Вудди Алена, проходило изображение одной прекрасной незамужней девицы, которую он думал взять на одну из ролей своего нового фильма. Девица была молода и стройна, но совсем не умела играть то что ее просят. Она все время норовила сыграть краболиса из 64го измерения созведия зебры. Откуда было Вудди знать что краболисы из 64го измерения созведия зебры - самые прекрасные актеры во вселенной.


Шахматы

Однажды Гарри Каспаров получил супер силу и превратил всю землю в одну сплошную шахматную доску а людей в фигуры. Он хотел затеясь супер шахматную игру, но у него ничего не получилось. Он не знал как ходит фигура-собака, фигура-кот, фигура-жук и фигура-невидимка.


Закат

Дарья сидела на крыльце и смотрела в закат, соблюдая незримый закон почтовых голубей. По двору пролетали листья управляя нравственностью своего неоптимального поведения.


Монро

Увлеченная сказками птица, летела в душе Мерилин Монро куда то на восток, Несметтные изящества сулили ей упорство и отвагу, стоило только прикоснуться к хрупокму пониманию своей незыблемой красоты. И она это сделала.


Фея (в соавторстве с Дарьей)

Летя над бермудским треугольником ультрафиолетовая фея начала замечать, что у нее начали пропадать все остатки прошлых закольцованых желаний быть сейчас и здесь. Размахивая своими крыльями она пыталась создать ураган страстей треугольного масштаба.

Она не страдала, а радовалась своему речевому дальтонизму. Будучи ультра-фиолетовой феей каждый раз, когда она хотела сказать "фиолетовый", получалось "малиновый" и наоборот. Поэтому однажды, когда она пролетала над серединой Невы, ей пришлось остаться в истории малиново-алой птицей

Ее любовь к полетам над водной гладью невозможно нисчем спутать. Не раз и не два она останавливала птиц на средине Днепра и давала от ворот поворот. А сама брала в руки метлу и изображая из себя ведьму всегда становилась в позу бродяче-дрейфующей волны симулирую полную неприкосновенность своего незапятнанного желания творить грозу в начале мая.

Все, что о ней думали, становилось частью правды, как маленький кусочек мозаики, соединяющий линии в нужном направлении. Однажды о ней очень часто думал тот, кто жил в самой середине среды, и она почувствовала, что в ее истории появляются новые лица, глаза и люди

Эти люди то и дело сновали куда не просят, брали в руки все на себя и рассказывали солнцу что ему делать и как светить. Но только тот кто однажды о ней очень часто думал, знал всю правду с изнанки выворота, ходил к ней в гости в бермудский треугольник на средину Днепра и очень старался помочь ей махать крыльями что бы они наконец не остановились.

Когда в истории есть люди, крылья и вода, она может длится вечно. Но эта фея так сильно хотела создать ураган, что одно из ее желаний быть здесь-и-сейчас сбылось совершенно наоборот во всей этой сумятице и она попала прямо а фильм Билли Уайлдера, откуда, как известно, не возвращались даже феи. Но если очень хорошо подумать, за компанию с тем, что думает очень часто, можно вытащить ее и оттуда.


Одиночество

Стая божьх коровок взлетела, нестесняясь собственной слабости. Запас минимального превосходства перед будущим, вдохновлял махать крохотными крылышками до полного завершения каждой отдельно взятой траэктории. С каждым взмахом, все меньше жучков преодолевало новый высотный рубеж. Но стустя небольшой жизненный цикл преодоления пространства, путь продолжала только одна. Ее гениальное владение собственными крыльями и понимание строения воздуха, помогали ей преодолевать все новые и новые отрезки пути в один конец. Одиночество было неизбежно. На такой высоте при таком сильном ветре, не было больше никого, кто бы смог быть рядом. В высшей точке полета, божья коровка превратилась в одинокую звезду ночных небес.


Олени и лоси и расклейщики объявлений на заборах

Олени обособленно дарили свои рога лосям, осознавая, что они невольные заложники, скрупулезно приготовленного плана. Зелень забора, подтверждала это хаотически расклеинными бумажками вольно наемных рабов, ищущих спасения в черных текстах контрастных надписей. Они как странствующие дзенские монахи, упрекали себя в несостоятельности обосновать окружение в свой внутренний мир кратких текстов объявлений.


Иллюзия

Последние ошметки прелести, уходили неохотно с лиц, ропящих на пустоту времени. Они все еще пытались ухватиться за незыблемую уверенность своей вечности, но пальцы уже были не способны сыграть последний вальс на старом рояле пустых снов. Иллюзию легкой доступности вытянутой руки, уже не возможно было переносить, и тем не менее, при каждом удобном случае, старые воспоминания продолжали терзать желание, снова уверовать в эту иллюзию.


Точка

Отправная точка осознания, гуляла проселками заблудших желаний все изменить. Каждый раз когда ей хотелось ощутить новизну мироощущения, находилась причина, заставляющая отказаться от намеченных планов. Ничтожность причины, подавляла всю силу собранную в крохотной искре понимания себя. Это было почти не предотвратимо, но каждый раз точка находила способ превращаться в шар. И этот шар поглощал все, пока снова не становился точкой, склоняясь перед бесконечностью сил распирающих точку изнутри.


Снег (в соавторстве с Дарьей)

Источник излучал нейтральное свечение, окружающее Чарльза Бронсона с ног до головы. Ему было не легко. Но он точно знал, что дверь в которую он сейчас войдет, будет для него впервые незнакомой. Истояник света, подталкивал сделать его певый шаг в направлении неизвестного понимая новых переживаний. Рука медленно потянулась к ручке. За дверью пряталась неизвестность. Чарльза Бронсона уже ничем нельзя было удивить, но само отсутствие удивления, по прежнему вызывало удивление.

Снег падал но так и не упал. Он остался висеть ввоздухе стесняя испачкаться в черной грязи земли. С неба его прогнали, а прибыть в точку назаначения ему не хотелось. От отчаянья он спаковал чемоданы и двинул на юга.

В кармане у Чарльза зачем-то лежала другая дверная ручка, которую он забыл достать, после своих воскресных прогулок по любимой английской барахолке. Она была с улыбающимся во весь рот львом (он знал, что он именно улыбается, а не скалится), и вокруг его глаз были видны крохотные морщинки от улыбки, как у человека.

Но добраться до юга у снега так и не получилось. Открыв дверь, Бронсон увидел снег на пороге и пригласил на чашечку чая. Так они и остались в комнате. Чарльз понимал, что за дверь он рано или поздно попадет. Но вот еще раз попить чай со снегом, ему уже возможно никогда и не придется.

Снег смущенно рассыпался в благодарность крупными хлопьями, но быстро собрался снова в идеально круглый шар.
У него было несколько любимых фигур речи, но самая выразительная, с которой он любил начинать важный разговор, была точка, круг.

Бронсон смотрел на круг, попивая ерлгрей и думал, до чего же прекрасен этот мир. Можно сидеть пить чай, крутить ручку в кармане и размышлять о безграничном задверном пространстве. Сколько еще хлопьев снега надо, что бы кругов стало так много, что бы задверь заполнилась ими до краев и осознала свою непричастность к пропающему под кругами бытию.


Маленький принц

Маленький Приц сидел на помосте облоченном в голубое одеяло. Вокруг кучковалась фиолетовая суспенция. Все что надо было это устроиться поудобней и петь песенку о желании все изменить. Как-только появлялась на горизонте решимость изменять цвет одеяла, суспензия выкрикивала лозунги требующие отменить все цвета и использовать только утвержденные серые краски. Маленький принц хохотал. Ему нужен был мост отсюда до туда, что бы успокоить суспензию и проигнорировать все правила которые устроила суспензия. И однажды мост пришел. Он стал на горизонте. Мост называли - радуга.


О чудесах

Я собственно говоря уже дожил до того состояния когда каждодневные чудеса, способные срывать головы неведущим, воспринимаются как что-то скучное и обычное. И только край сознания еще понимает что это чудо и надо ему радоваться. Но душа уже знает что это обыкновенное чудо и нет нужды на него реагировать.

С другой стороны я стал замечать чудеса иного рода, которые будучи еще не сведущим и зеленым не воспринимал как чудеса. Чудеса которые можно увидеть исключительно переступив определенный порог. Сам собой порог этот труднопреодолимая хрень и взабраться на него уже само по себе большое чудо. И вот за этим порогом чудес не так много, зато эти чедеса не просто срывают крышу, и сносят тебя всего как ураган.


О просветлении

Ты знаешь что благодаря Лед Лампочкам просветление теперь достигнуть в 10 раз легче? По правде я 700 раз достигал просветления, но каждый раз этого было мало. Каждое новое просветление было больше и ярче прежнего. В последнем своем просветлении я почти сгорел. Но остался в живых что бы констатировать факт просветления.

Однажды вместо просветления я получил помутнение затемнения.
Это тоже было просветление. Об этом я узнал в следующем просветлении.

Что было на самом деле ты можешь уточнить у кого угондно.
Если начнут крутить у веска - значит это было просветление. Кручение у веска показывает с какой стороны приходит просветление
Однажды я разбил лоб и кровь залила глаза и в этот момент пришло просветление. Но поскольку кровь была в глазах это было просветление красного цвета. Так я узнал что просветление бывает разноцветным.

Значит есть и черное просветление, а это знчит что надо к этому просветлению дойти
Мудрый дед сказал что черное прсветление самое сложное.
Потому что является одновременно и просветлением и непросветлением.
И приходит оно к тем кто чистосердечно отказался от пути просветления. Я не такой пока.
Но уже учу себя отказываться от просветлений. Мудрый дед был из запредельного состояния сознания.

Поздравляю, с тобой только чтопроизошло микропросветление.


Лицо

Из темноты высунулось лицо. Оно было неопределенного пола, на нем играла в свою мутную игру улыбка, граничащая с блаженсвом и ужасом. Глаза вопрошали о происходящем, их видимо интересовало на кого же они сейчас смотрят. Черты лица были абсолютно не знакомыми. Они не походили ни на одно из ранее виданых лиц. А их в жизни было очень много. Такое себе уникальное, ранее не появлявшееся на земле лицо. Лицо решило говорить, мимика пыталась выдать из рта слова, но они беззвучно  застрявали в зубах лица и шли обратно в горло, вызывая воспаленные чувства недоумения, которые появлялись на лице. Несколько попыток было достаточно, что бы лицо поняло, что оно ничего не может сказать. Оно подмигнуло и исчезло, оставив после себя неизглазимое ощущение - нихрена себе, что это было, я же просто на секундочку  заглянул под свое же собственное одеяло.


Дерево

Дерево стояло посреди поля. Оно было таким каким есть. Веточки дрожали на ветру, но ему было не холодно. Больше не было других деревье которые его могли видеть, но ему было не одиноко. Ветер навещал дерево и оно дрожало, показывая ему, как оно радо его чувствовать. Ветер щикотал дерево своими историями о мире. Дерево чувствовало весь мир. Оно было таким каким его сделал ветер. Добрый друг ветер.


Птица

Жила была рогатая птица, Приходит она однаждык к сапожнику и просит ему нарисовать песню. Сапожник подумал и нарисовал. Стала рогатая птица эту песню всем петь. И не было на свете милее той песни. Случилось так что услышал эту песню злой колдун и стало ему завидно, взял он превратил рогатую птицу в рака что бы больше она не могла петь. Опечалилась птица, что теперь она рак, но песню свою не забыла. Выползла на дерево вставила в рот клешни и как свистнула. Что было после никто не знает. А вы знаете что быввает после того, как рак свиснет?


Вагон

На берегу стоял вагон метро. Его оторвало от состава и выбросило на берег. Он одиноко смотрел в закат. Там на коризонте, солнце уходило в океан и вагон понимал, что сейчс наступит ночь. Он не так сильно переживал за себя, сколько за людей которые в нем были. А они так и не поняли, что сегодня одни домой не доедут.


Программист

Сальвадор Дали спал у окна. Ему снился удивительный сон. Во сне он был программистом -  Инокентием Вересчагиным. У него был дедлайн и фиолетовые штаны, недопитый смузи и любовница Дуся. Сальвадор проснулся. Такого кошмара ему ещо не доводилось видеть. Он выпил смузи и пошел закрывать дедлайн.


Облако

В облачном царстве жил царь облако. Он каждое утро ходил на небо и смотрел, как там поживают его подданные. А потом шел спать. А в один день, подул ветер и сдул царя облако к чертовой бабушке на Камчатку. Царь облако стал царь дождем, а потом царь лужей.



День рождения

Правда спряталась от людей. Да и люди давно забыли кто она такая. Она стала никому не нужна, и ей больше ничего не оставалось как спрятаться. В своем укромном месте она сидела и вспоминала былые деньки, когда ее любили и уважали. Она даже забыла когда у нее день рождения. Как не пыталась вспомнить, но так и не смогла. В один из прекрасных дней к ней постучалась счастье и радость. С днем рождения! Кричали они - мы пришли к тебе жить навседа!

Волки

Собака выла у соседей. Ночью она вспомнила свои волчьи корни. Ей снились зимние просторы и бегущие за коризонт сородичи. Волчья кровь проснулась в собаке. Она проснулась и начала выть, без малейшей надежды, что рядом есть хоть один волк. Но волку надежда ненужна. У него есть только намеренье, выполнить то что он задумал, небеспокоясь о том что будет в переди и сойдуться ли его планы. Волка ноги кормят, а соседскую собаку соседи.


Кукуруза

Рыба-вертолет летела над кукурузным полем. В далеке она заметила стаю зеленых ножниц. Они кружили над полем в поисках оригами. Оригами прятались в кукурузе, собирая остатки икры рыбы- вертолета. Время нереста прошло, подумала рыба вертолет и бросилась в атаку на стаю ножниц. В далеке стоял комбайн, молча наблюдая за баталией. Скоро ему пора в путь, косить кукурузу,


Контролер

Жил на свете контролер, контролировавший все на свете. Встало ли солнце, пояют ли птицы, есть ли в кране вода. Однажды он встретил пустоту. Ему так захотелось ее поконтролировать. И давай он изо всех сил ее контролировать. А ничего и не получалось. Он и так и сяк пытался к ней подобраться а она нивкакую. Бросил он все силы. Перестал он контролировать все, лишь бы получить контроль над ней. И однажды это у него получилось. Но контролировать что-то другое он уже не мог. Пустота полностью его поглотила, создав иллюзию, что поддалась ему. Он так и не понял, что никогда не мог контролировать свое желание конролировать.


Один и другой

Как ты там? - спросил один другого. Ни там ни тут! - ответил другой. - Все мимо. Они посмотрели друг другу в глаза. Линии реальности расплылись. Один тут, другой там. Их разделяет 700 лет мгновений, в которых они затерялись на всегда. Они снова посмотрели друг другу в глаза. - Держись там! - сказал другой. - Если что я помогу.


Немає коментарів:

Дописати коментар